блоги

Чарльз Фрэнсис Бастейбл «Общественные финансы»

Проект «Делатели»

Ссылки

Архивы

КАЛЕНДАРЬ

Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

ПОИСК

К вопросу о трудовой теории стоимости


27 Июн 2012

(или кто придумал среднюю температуру по больнице)

Получив плату, стали они роптать на хозяина
 виноградника, говоря: «Эти последние работали
только один час, а ты приравнял их к нам,
а ведь мы сделали основную работу и терпели
зной целый день». В ответ он сказал одному из них:
«Друг, я ведь не обижаю тебя. Разве ты не
согласился работать на меня за динарий?» 
(Матф. 20, 9-12)
      Как известно, источником, из которого К. Маркс черпал экономическое вдохновение при написании своего «Капитала», была английская политэкономия. В частности – труды А. Смита. Маркс, надо сказать, до такой степени «творчески» развил идеи знаменитого шотландца, что после этого назвать его ученым, а марксизм наукой у меня язык не поворачивается. Судите сами.
                В своей работе «Исследование о природе и причинах богатства народов» Адам Смит писал следующее: «Каждый человек богат или беден в зависимости от того, в какой степени он может пользоваться предметами необходимости, удобства и удовольствия. Но после того как установилось разделение труда, собственным трудом человек может добывать лишь очень небольшую часть этих предметов: значительно большую часть их он должен получать от труда других людей; и он будет богат или беден в зависимости от количества того труда, которым он может распоряжаться или которое он может купить. Поэтому стоимость всякого товара для лица, которое обладает им и имеет в виду не использовать его или лично потребить, а обменять на другие предметы, равна количеству труда, которое он может купить на него или получить в свое распоряжение. Таким образом, труд представляет собою действительное мерило меновой стоимости всех товаров»[1].
Не вижу логических противоречий в приведенном выше  утверждении классика. На то он и классик. Но, как у обывателя, у меня возникает такая мысль: если труд является действительной мерой, то у этой меры, по идее, должны быть понятные и вполне осязаемые единицы измерения. Вопрос – какие? И вот тут выясняется, что таких единиц не существует. Судя по всему, А.Смит тоже так считал, что подтверждает следующая цитата:
«Однако, хотя труд является действительным мерилом меновой стоимости всех товаров, стоимость их обычно расценивается не в труде. Часто бывает трудно установить отношение между двумя различными количествами труда. Время, затраченное на две различные работы, не всегда само по себе определяет это взаимоотношение. В расчет должна быть принята также различная степень затраченных усилий и необходимого искусства. … … Нелегко найти точное мерило для определения степени трудности или ловкости»[2]. Я бы добавил трудность оценки степени таланта или, например, вдохновения.
Как  показывает история человечества,  за те тысячи лет, как появилось разделение труда, люди не придумали ничего лучше, чем измерять труд одного человека трудом другого. Если говорить точнее – полезность результатов одного труда через полезность результатов другого. А если говорить проще – количество одного товара соотносить с количеством другого товара. Этот факт подтверждает и А. Смит: «товары гораздо чаще обмениваются, а потому и сравниваются с другими товарами, чем с трудом. Поэтому более естественным является расценивать их меновую стоимость количеством какого-нибудь другого товара, а не количеством труда, которое можно на них купить. К тому же большинство людей лучше понимает, что означает определенное количество какого-нибудь товара, чем определенное количество труда. Первое представляет собою осязательный предмет, тогда как второе — абстрактное понятие»[3].
                Не обошел вниманием классик мировой экономической науки и факт появления денег: «С тех пор как прекратилась меновая торговля и деньги сделались общепринятым средством торговли, каждый отдельный товар гораздо чаще обменивается на деньги, чем на какой бы то ни было другой товар. … … В результате этого меновая стоимость каждого товара чаще расценивается по количеству денег, чем по количеству труда или какого-нибудь другого товара, которое можно получить в обмен на него»[4].
                Следует признать, что и по сей день деньги (в коих, как известно, заключена полезность всех товаров, которые на них можно купить) остаются единственной более-менее адекватной и конкретной количественной мерой стоимости всех товаров, включая и труд, который Адам Смит совершенно справедливо считал вещью абстрактной и трудно поддающейся человеческому осмыслению.
Правда, у товарища К. Маркса было своё, особое мнение. В небезызвестной работе «Капитал» он писал следующее: «Итак, потребительная стоимость, или благо, имеет стоимость лишь потому, что в ней овеществлён, или материализован, абстрактно человеческий труд. Как же измерять величину её стоимости? Очевидно, количеством содержащегося в ней труда, этой «созидающей стоимость субстанции». В приведенной цитате нетрудно заметить влияние первоисточника в лице А. Смита. Но на этом, пожалуй, здравый смысл в «Капитале» и заканчивается.  Дальше Карла Генриховича, что называется, понесло во все тяжкие, имеющие к науке весьма опосредованное отношение.  Решил он похерить здравый смысл и тысячелетний опыт поколений, измерявших труд деньгами (или, на худой конец, каким-нибудь другим товаром), и удумал мерить труд рабочим временем: «Количество самого труда измеряется его продолжительностью, рабочим временем, а рабочее время находит, в свою очередь, свой масштаб в определённых долях времени, каковы: час, день и т. д.»[5]. В работе «Критика Готской программы» К. Маркс во всех подробностях изобразил схему распределения благ в обществе, в котором стоимость произведенного человеком товара будет измеряться временем, проведённым на работе: «Индивидуальное рабочее время каждого отдельного производителя – это доставленная им часть общественного рабочего дня, его доля в нем. Он получает от общества квитанцию в том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов), и по этой квитанции он получает из общественных запасов такое количество предметов потребления, на которое затрачено столько же труда[6]». 
Увидев ТАКОЕ, читатель, голова которого  еще дружит со здравым смыслом, начинает возмущаться и восклицать примерно следующее: «Позвольте, уважаемый, это же форменная уравниловка! Один за восемь часов Джоконду  нарисует, а другой хмельными руками и молотком забивает шурупы в кузов «Жигулей» (а потом себя же и материт, когда на этих Жигулях ездит), а на выходе у обоих – по восьмичасовой квитанции[7]?!!!  Мы это уже проходили: хоть работай, хоть сачкуй, все равно получишь… среднюю зарплату; если считаете, что нам платите, то можете считать, что мы работаем!» Все эти популярные фразы эпохи строительства коммунизма родились с вашей, Карл Генрихович, лёгкой руки (точнее – пера).  Парируйте, если можете!
К. Маркс: «Если стоимость товара определяется количеством труда, затраченного в продолжение его производства, то могло бы показаться, что стоимость товара тем больше, чем ленивее или неискуснее производящий его человек, так как тем больше времени требуется ему для изготовления товара. Но тот труд, который образует субстанцию стоимостей, есть одинаковый человеческий труд, затрата одной и той же человеческой рабочей силы. Вся рабочая сила общества, выражающаяся в стоимостях товарного мира, выступает здесь как одна и та же человеческая рабочая сила, хотя она и состоит из бесчисленных индивидуальных рабочих сил»[8].
С. Захарченков: Заметьте, Карл Генрихович, очень РАЗНЫХ рабочих сил! И каждая из этих сил хотела бы получать за свой труд сумму, соотносимую с количеством созданной ею (силой) потребительной стоимости (полезности).
К. Маркс:  «Каждая из этих индивидуальных рабочих сил, как и всякая другая, есть одна и та же человеческая рабочая сила, раз она обладает характером общественной средней рабочей силы и функционирует как такая общественная средняя рабочая сила, следовательно, употребляет на производство данного товара лишь необходимое в среднем или общественно необходимое рабочее время. Общественно необходимое рабочее время есть то рабочее время, которое требуется для изготовления какой-либо потребительной стоимости при наличных общественно нормальных условиях производства и при среднем в данном обществе уровне умелости и интенсивности труда»[9].
      С. Захарченков: Карл Генрихович, если разделить суммарную полезность, созданную человечеством за один «час, день и т. д.», на количество жителей планеты Земля, мы получим не меру стоимости, а среднюю температуру по больнице! Проблема даже не в том, что вы ни фига не шарите в метрологии, а в том, что в ваш бред поверила группа «не кончавших академиев» товарищей, которая семьдесят с лишним лет с упорством достойным лучшего применения занималась селекцией среднего абстрактного человека, обладающего средней рабочей силой, способной за среднее общественно необходимое рабочее время создавать очень среднего качества потребительную стоимость. Надо сказать, что процесс селекции шел довольно трудно и болезненно. За 20-е-50-е годы ХХ века «не кончавшим академиев товарищам» пришлось уморить несколько десятков миллионов тех, кто отказывался понимать смысл средней температуры по больнице. Зато потом пошло легче, удалось вырастить специального человека – «homosoveticus». Он умел ходить строем на демонстрациях, обладал «одной и той же человеческой рабочей силой» отсиживать восемь часов на рабочем месте, получая за это время среднюю по стране заработную плату.  Правда, и мотивация к труду у него была тоже средняя. Как результат: экономика с очень средней мотивацией труда не выдержала конкуренции с другими экономиками, в которых труд и талант мотивировались адекватным (а не среднеарифметическим по стране) вознаграждением.
Адам Смит был прав, когда сказал: «люди своекорыстны и активно действуют только ради собственной выгоды«.
Теперь мне понятно, почему перед революцией и в первые годы советской власти в СССР так бурно развивалось абстрактное искусство. Это происходила материализация ваших бредовых идей, Карл Генрихович.
____________________________________________________________________
При создании коллажей использованы фотокопии картин К. Малевича:
1.  Автопортрет (1933)
2. Супрематическая композиция (1916)
3. Голова крестьянина (1913)
а также фотокопии портретов А. Смита и К. Маркса


[1] Исследование о природе и причинах богатства народов / А. Смит; [пер. с англ.; предисл. В.С. Афанасьева]. – М.: Эксмо, 2007. C- 88.
[2] Там же, С – 89.
[3] Там же, с — 89.
[4] Там же, с — 90
[5]  К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Т.I. М., Политиздат, 1973. Т.1. С- 47
[6] К. Маркс, Критика Готской программы: http://www.marxists.org/russkij/marx/1875/gotha.htm
[7] Впрочем, чтобы выделить Леонардо Давинчи из общей серой массы художников, ему бы дали звание Заслуженного художника СССР.
[8] К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Т.I. М., Политиздат, 1973. Т.1. С – 47
[9] Там же.



Добавить комментарий